22 заметки с тегом

говорят

О юриспруденции

— Также Волшебник может атаковать Гоблина, но только если у того меньше чем 7 очков опыта и они не находятся на территории под контролем Воргенов, Дворфов или Нежити… Вы меня слушаете?
— Брр, я кажется запуталась и поплыла, можно еще раз?
— Повторяю: налоговый вычет также не будет предоставлен, в случаях если сделка купли-продажи жилого дома, квартиры, комнаты или доли в них совершается между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми…

Каждый раз, когда я пытаюсь разобраться в законодательстве своей страны у меня возникает ощущение, что меня посадили за какую-то огромную, невероятно-запутанную настолку, рулбук к которой занимает несколько сотен страниц, а дополнения к нему — пару шкафов. Там орудуют какие-то непонятные персонажи, бесконечно вступающие друг с другом в разного рода отношения (и, кажется, все они — противоестественные).

У тебя есть достаточно большое количество ходов, но все они должны подчинятся законам игрового мира и каждый влечет за собой сдвиг других фишек на карте и полную смену ландшафта. Ты зарываешься в какие-то бумаги, гуглишь непонятное, и непонятного становится только больше. Хливкие шорьки пырялись по наве, и хрюкотали зелюки…

Заимодавец и письменно уполномоченный на совершение чего-то там представитель начинают хрюкотать со страшной силой уже к третьей странице. Мне каждый раз хочется перевернуть к чертям стол, сжечь все эти бумаги, вместе с тем, кто мне пытается их дать на подпись и убежать в закат дико хохоча. И хрюкотая.

© 0d0nata@facebook (фрагмент)

4 мес   говорят

Об эргономике рабочего места

Эргономика в нашей профессии — самое главное, ибо чем больше вокруг вас полезных вещей и экранов, тем эффективней ваша работа.

Есть серьезный и важный нюанс — вы можете работать в кабинете на 100 квадратов, но ваша эффективная рабочая область всё равно будет не больше 120-170 градусов вокруг кресла, длиной чуть меньше вытянутой руки.

И пункт первый — убираем всё со стола. Стол — это всегда рабочая помойка, а устройства ввода на помойке стоять не должны.

Покупаем и монтируем крепления для клавиатур(ы). В 90х такие крепления были очень популярны на «компьютерных столах», но были совершенно неудобные и даже вредные. Современные крепления давно учли все недостатки своих предков.

Есть минус — хорошее крепление для клавиатуры обойдется в 200$. Есть плюс — оно прослужит вам лет 10-15, если не будете конечно по нем прыгать.

На картинке мышь, которую я бы заменил на трекбол. Кстати медики говорят что трекбол — панацея от туннельного синдрома. Как по мне — панацея мышь вообще не использовать ни в каком виде. Но если без нее никак — трекбол сойдет.

Продолжаем за эргономику. Всё что не влазит под стол — вешаем на стол.

«Ноги» мониторов — самая бесполезная штука, придуманная человечеством. Сразу откручиваем и прячем в подвал, или лучше выбрасываем.

Ни одна стандартная «нога» монитора не даст столько положений, сколько даст настольная или настенная «рука» среднего ценового сегмента. Тем более, мониторы стали легкими, а значит и сегмент сильно расширился. Тоже самое касается моноблоков, ноутбуков и прочих контроллеров, которые нужно ставить именно над столом. Не говоря уже о том, что «нога» занимает на столе кучу места, которого всегда не хватает.

Ну а с выбором «рук» просто — есть Ergotron и есть остальные. А поскольку даже самые пропиетарные конторы (типа Apple) так или иначе поддерживают VESA mount, продолжительность жизни купленной «руки» стремится к вечности.

Ну а тема эргономики плавно переходит в мою любимую тему — тюнинг рабочих станций. Если у вас из рабочего железа больше 1 компа, всё это желательно куда-то закрутить. Идеально — в 19». Есть два промышленных стандарта, куда крутить — 10 и 19», но 10 мало. Всё что можно закрутить — крутите. Всё что нельзя — сверлите и крутите. Но вообще можно почти всё без сверления.

Профит очевиден — всё рабочее железо занимает минимум места, всё на уровне доступа рукой. Конечно же ничего не гудит и не греется (об этом — в следующем выпуске). А в первую очередь идем и покупаем тумбу-рэк на 19». Нет, не к дилерам серверного железа, зачем вам серверная под столом.

Идем к тем, кто торгует профессиональным аудио-железом для студий. Потому что в аудио стандарт монтажа конечно же тоже 19». Звуковики знают толк в эстетике и рэк для железа вам предложат от бюджетно-железного, до красного дерева, только платите.

Немного теории про монтаж. Как уже говорил, есть два основных стандарта монтажа: 10 и 19». Это ширина вашего оборудования. В основном «в компьютерах» используется 19».

Стойки делятся на юниты (U). 1U = 44,45мм. Т. е. когда мы говорим «оборудование высотой в 3U», то подразумеваем что его высота примерно 133,35мм (можно переводить в гугле, напишите «3U in mm»). Почему примерно? Потому что это металл. и его делают немного меньше, чтобы он входил в стойку без скрипа и смазки.

Кстати стандартный десктопный midi tower тоже можно «закрутить» в стойку — он почти 19» (440мм) и высотой занимает 5U. но это от безысходности. Иногда к таким корпусам даже идут «ушки» и другие средства монтажа, но обычно их кладут на полки.

Тяжелое оборудование ставится на горизонтальные рельсы («салазки»), легкое — прикручивается сразу за «ушки». «Салазки» позволяют выдвинуть оборудование, как ящик из стола, и провести работу без демонтажа. В аудио и soho-стойках (для рабочих станций) всё относительно лёгкое и рельсы обычно не используются.

Весь монтаж всегда и на всех стойках выполняется болтами М6 (потому что 6мм). Рельсы стойки имеют либо нарезанную 6мм-резьбу, либо квадратные дырки под гайки. Почему квадратные? Потому что гайки М6 имеют свои «ушки» и в них «защелкиваются».

Иногда салазки попадаются тугие, или оборудование немного выше, чем положено. В таком случае его забивают в стойку киянкой. Но не повторяйте это в домашних условиях, важно знать куда и кого бить можно, а кого — нежелательно.

Немного практики про rackmount-компьютеры.

Главная идея rackmount — максимально «сплюснуть» компьютер (обычно сервер), чтобы он занимал минимум места. Из-за этого сервера всегда получались низкие, но глубокие и сильно шумные.

В современном мире, когда энергопотребление снижается не по дням, а по часам, а HDD уходят в историю, форм-факторы сильно меняются и 1-процессорный сервер уже редко занимает по глубине больше 40см. Исключение — только сверхбольшие массивы данных, которым всё еще требуются жесткие диски и мультипроцессорные системы.

По форм-факторам. Готовую машину вы покупаете или собираете сами, принципы те же:

1U. Максимально «сплюснутый» корпус, радиатор процессора всегда пассивный и работает сугубо на общем охлаждении. В 1U не поместится ATX-блок питания, поэтому там используется стандарт Flex ATX. Кстати Flex ATX могут быть тоже качественными и почти бесшумными, ведь их делает например Seasonic. Установка 1-2 PCI/PCIe карт через riser. Макс. возможное охлаждение — 40мм.

2U. Уже помещается стандартный ATX-блок питания (но охлаждение только через заднюю стенку, max 80мм), возможна установка низкого радиатора с кулером на процессор. Карты расширения ставятся либо через riser, либо прямо в материнку, как обычно (но только low profile). Макс. возможное охлаждение — 80мм.

3U. Почти обычный корпус, влазят почти все карты, охлаждение до 120мм. Кстати очень популярный форм-фактор у HTPC (очень многие из них rackmount).

4U и выше. В такой можно запаковать даже «геймерскую» тачку. Было бы желание.

Кстати, вместо ATX-блока питания всегда можно ставить два Flex ATX (для надежности), по форм-фактору 2xFlexATX = 1 ATX.

© https://t.me/psauxww

8 мес   говорят

Об информационных технологиях

Как велик и прекрасен мир информационных технологий! Каждые пару недель я читаю новости в духе «Уже существует 1 миллиард веб-страниц!», «У каждой группы детского сада „Алёнушка“ теперь есть свой сайт!», «IP адреса заканчиваются по третьему кругу!». Кругом школьникам раздают айпады, все африканские дети давно сидят на 100-долларовых ноутбуках, в продвинутой Европе в твиттер пишут голуби и мосты. В общем, информатизация захлестывает всё и вся, до самых тайных секретов сегодня буквально гуглом подать! Благодаря википедии можно не выглядеть дураком на форумах, социальные сети удачно замаскировали социопатов под экстравертов, для других задач тоже «есть своё приложение».

В интернете нынче можно и работать, и развлекаться. Интернет позволил пареньку из сибирской деревни работать над прошивкой адронного коллайдера, тысячи литературных талантов раскрылись благодаря ЖЖ, мир увидел своих героев на ютюбе. Не правда ли, прекрасно? Неправда.

Клетка

Где этот миллиард страниц? Где эти дети с сайтами, голуби с айпадами и ноутбуки на мостах? Я всего этого не вижу! У меня есть один (один, блин!) сайт, где я читаю новости. Еще один — для погоды. Третий — для анекдотов. И всего у меня в закладках есть штук 15 сайтов. Каждый из них завоевал своё место потом и кровью, никто тут не лишний и меняется этот список на 1-2 позиции в год. Почему? А всё очень просто:

Хорошие сайты очень редко скатываются в полный трэш — удалять нечего.
Каждый новый сайт — это время. Моё время, которого и так ни на что не хватает. Что-то достойное его появляется очень редко.

И вот толку мне со всех этих миллиардов страниц, если я на них никогда не попаду? При этом я со своим десятком сайтов нахожусь еще и не в самом низу информационно-пищевой цепочки — там сколько-то сотен миллионов людей, для которых интернет полностью равен контакту (фейсбуку, одноклассникам) и они вообще никуда кроме этих сайтов не ходят.
Вы возразите, что это из моего танка видно всего лишь пустыню до ближайшего горба, а вот вы, вы знаете в этом самом интернете ого-го всего! Поздравляю. В нашей общей тюрьме ваша камера на 2 квадратных метра больше, и выходит не на хоздвор с валяющимися в грязи поросятами, а на улицу, где мимо её окна проносятся автомобили с теми самыми поросятами за рулем. Плюс вы в своей тюрьме сидите ежедневно существенно больше меня. И даже потратив 10 жизней, не прочтёте всего, что пишут в интернете за один день. Ну вот и толку?

Проблема выбора

О проблеме выбора где-то был хороший видеоролик, но что-то я его найти не могу. Суть в том, что когда вариантов 3 — мы их хорошо оцениваем, выбираем верный и радуемся. Когда вариантов 300, мы:

  • Ни один из них не оцениваем толком (нет времени) и расстраиваемся
  • Тратим кучу времени и расстраиваемся
  • Выбираем не лучшее и расстраиваемся
  • Даже если выбираем лучшее — оно не оправдывает наших ожиданий к лучшему товару из 300 вариантов и мы снова расстраиваемся

И это при 300 вариантах. А при миллиарде? Всё во столько же раз хуже.

Профессиональное болото

Очень хорошо ограниченность интернета видно при использовании его в профессиональной сфере. Вот я, например, программист. Иногда я ищу в интернете информацию по работе. Разными средствами ищу — через поисковики, через коллег, через твиттер, через вопросы. И всё это однообразие путей приводит в конце концов к одному и тому же замкнутому кругу: MSDN, Stackoverflow, Codeguru, и еще штуки 2-3 сайта. Пять ресурсов на весь огромный Земной Шар! Если вы занимаетесь чем-то другим, у вас тоже, скорее всего, есть один профессиональный форум, один-два тематических блога, может быть профильный магазин ну или там группа в соц.сети — ну и всё! Те же пять ресурсов. Идти больше некуда, аналогов нет! Дайте мне в рунете аналог RSDN ну или Хабра — нету их, нету! И так куда ни посмотришь.

Свет в конце туннеля нарисован на стене

Сейчас принято говорить, что Интернет, дескать, всех уравнял, дал возможность работать над чем-угодно из любой точки мира, не взирая ни на что и получать достойную оплату труда. И правда, на разных концах электронного трубопровода денег «работодатель <=> работник» могут находится как мега-корпорации, так и троешники-школьники.

Но что значит «уравнял»? Это значит, что везде одно и то же. Дизайнер из деревни под Жмеринкой и элитной московской студии используют один и тот же фотошоп, программисты всех мастей пишут на одних и тех же языках, используют одинаковые IDE и компиляторы, которых адекватных на весь мир — десяток. Т. е. куда бы я не поехал, в проектах каких бы масштабов я не работал — мои рабочие инструменты (а по сути и технологии, и задачи) будут одни и те же. Всё такое же переставляние байтиков в памяти всё более сложными и запутанными методами. Куда стремиться, зачем расти? «Интересный проект, свой стартап» — вы скажете. А в чём разница, если вы там будете писать всё те же циклы и функции (рисовать круглые кнопки, верстать под IE6, патчить KDE под DOS) те же 8 часов в день (а то и все 12)?

Выводов не будет

Интернет очень хорошо очертил рамки в которых находится человечество. Если раньше я не знал, что что-то где-то есть, то сейчас я могу точно узнать, что чего-то нигде в мире нет. Я вижу границы развития технологий и понимаю, что на Марсе мне никогда уже не побывать — а вот человек моего возраста в 80-ые годы об этом мог на полном серьёзе мечтать. Я могу увидеть анонс нового фильма — и не пойти на этот трэш, хотя 15 лет назад без анонса пошел бы и еще бы и понравилось. Я не могу блеснуть эрудицией в чате, потому что «да ты в Википедии прочитал», я не знаю как и чему буду учить своего подрастающего ребенка — ведь он наверняка научится гуглить раньше, чем выучит таблицу умножения, а уж гугл побольше меня знает.

А нравится ли вам информация «на кончиках пальцев»? Эта намертво прилипшая к пальцам информация…

1 год   говорят   размышлизмы

Об образованности

Когда я был младше, я считал, что есть виды опыта, которые могут заменить чтение книг, мол, 《золотое сердце》как искупление некоторого невежества, но чем старше я становился, тем больше понимал, что лет после тридцати любая позолота с сердца начинает слезать, любая красота увядает, обвисает каждая мышца, и только натренированный ум сохраняет минимальную ясность, а кроме книг, его не тренирует ничто. Ну, вот этих самых скучных и не очень скучных книг, о которых вам рассказывают в 9-11 классах средней школы.

И вот, если лет до 30 — невежество — это ваш союзник, который помогает легко сносить сложные ситуации, то потом это зверь, который начнет пожирать вас, оставляя тем меньше шансов, чем меньше у вас остается в жизни остального, кроме щита и деликатного меча прочитанных книг.

Вот, как-то так.

© Алексей Шкуропатский

2019   говорят

О понятных пользовательских интерфейсах

Есть такой дизайнерский спор: надо ли превращать курсор мыши в пальчик над кнопками на сайтах. В классических интерфейсах курсора-пальчика не было. Элементы управления были стандартизованы и сомнений в том, как они сработают, не оставалось:

Меню в каждой программе в одном месте и ведёт себя одинаково — можно дополнительно не подсказывать. Точно так же написанное слово File в другом месте уже никто не воспримет как что-то, что можно нажать. Кнопки передают нажимаемость выпуклостью — их можно поставить где угодно, и человек поймёт. Никакой обратной связи при наведении не требовалось.

Вдавленное белое поле наверняка белое из-за цвета бумаги («можно писать»). Возможно, это уже не работало так железобетонно: курсор приходилось всё же превращать в вертикальную «балку». Но балка ещё лучше стрелки помогает понять границы выделения — не исключено, что её добавили только для этого, а не ради обратной связи. Так или иначе, сегодня она настолько привычна, что без неё мы можем просто не догадаться, что текст вообще можно выделять.

По мере того, как интерфейсы перестают быть чисто техническим аспектом взаимодействия с машиной и становятся частью образа продукта, на их внешний вид начинают влиять не только соображения понятности и «знакомости» — их ещё хочется забрендировать и сделать уникальными. Чем дальше мы отклоняемся от проверенных десятилетиями образов, тем внимательнее нам приходится быть к тому, чтобы сохранить понятность и сформировать ожидания пользователя.

Подробнее всё раскрыто у Ильи Бирмана, откуда и утащены куски данного текста. Прошу воспринимать как цитату с полным согласием со сказанным.

2018   говорят   размышлизмы

О бессмысленном

…Мои размышления привели к тому, что по большому счету, работа современных программистов-разработчиков тоже бессмысленна. Она обладает «смыслом» в очень коротком временнóм промежутке. Это как сервис. Мы неустанно постоянно делаем одно и то же, и не замечаем это.

Где все те чудесные программы 80-х и 90-х? Где все прекрасные фреймворки? Библиотеки? (Читали «Design Patterns» — книжку из 90х? Обратили внимание, сколько прекрасных фреймворков там упомянуто? Десятки...) Где замечательные монбланы кода браузера Opera? Материки операционной системы OS/2? Тонны софта Amiga или Mac? Кто сейчас помнит о списке «3D engines list» со списком из 643 проектов? Где кодовые базы десятков тысяч игр? А сколько движков сайтов или внутриконторных базочек ушло на свалку истории? Представить страшно. А все еще только впереди — в последние 5-7 лет произошла сильная фрагментация. Сколько сейчас пишется кода на скриптовых, интерпретируемых и динамических JS, Go, Python, Ruby, PHP, Erlang… Десятки языков. Нет, я не пессимизирую, понятно что информационная сфера эфемерна и строго говоря, абстрактна. Но когда результаты человеческого труда живут 3-5 лет, а то и предназначены для развлечения, чтоб мелькнуть и забыть — что-то реально идет не так… Не задумывались об этом?

 2 комментария   2018   говорят
2018   говорят

О чае

Португальские мореплаватели везли чай из Китая в Европу через Макао поэтому называли это растение и производный напиток кантонским словом chay, shay. Тем же именем его называли те, кто торговали с Китаем по суше (Россия, например).

Голландские мореплаватели везли чай в западную Европу из восточной провинции Фуцзянь и использовали слово te, teh из южноминьского диалекта китайского (в частности, в крупном порту Сямынь чай называли именно так).

Если все упростить, то можно сказать, что если страна торговала с Китаем через сушу, то в языке этой страны используется форма «чай», а если по морю — то форма «тэ». Поэтому у нас и в некоторых восточных странах — чай, а в европе и англоязычных странах — tea.

Чтобы еще сильнее всех запутать, в Северной Америке недавно мире появилось понятие “chai tea”: молочный чай со специями.

2018   говорят

О матерном и лингвистах

Рассказывает Авдотья Смирнова:
« ....Я застала потрясающую беседу двух великих старух. Одна — Надежда Януарьевна Рыкова, которая была великим переводчиком со старофранцузского и французского, ей мы обязаны классическим переводом „Опасных связей“ Шодерло де Лакло, например.
Ей было на тот момент года 92.
Она жила в одной квартире с Софьей Викторовной Поляковой, выдающимся нашим византологом. Софья Викторовна была рядом с Надеждой Януарьевной молодуха.
И однажды я пришла к старухам и застала у них грандиозный скандал. Скандал бы посвящен тому, какая часть речи слово „ху@к“...
Надежда Януарьевна утверждала, что это звукоподражание — бац и ху@к, это междометия и звукоподражание...
Софья Викторовна Полякова ей говорила: „Надя, вы выжили из ума, потому что это, безусловно, глагол! Он ей ху@к по голове!“....

2018   говорят
Ранее Ctrl + ↓