Раскрой свои крылья!

Лети, лети, лепесток,
Через запад на восток,
Через север, через юг,
Возвращайся, сделав круг.
Лишь коснешься ты земли —
Быть по-моему вели.

Мы падаем.

Больше не было сомнений. Больше не было страха. Лишь боль — тихая, тонкая, неосязаемая. Она тянулась незримой нитью, связывая разумы и сердца в единый трепыхающийся нервный ком. Где-то плакал ребёнок.

Нас провожали тысячи. Многоголосый рёв забивал перепонки. Квинтэссенция счастья. Любой хотел быть на нашем месте. Миллионы глаз смотрели не отрываясь. Это просто чудо.

А еще был старый философ. Он не кричал. Он молча смотрел мудрыми глазами. И провожая нас он просто смотрел вослед. Зачем ты отринул свои крылья — говорил он вослед — ты живешь пока тебя помнят, ты существуешь, пока в тебя верят. Ты не будешь собой пока не отринешь... Неразборчивое бормотание. Его уводят.

Раскрой свои крылья!

Его нашли мёртвым с затянутым ремнём на груди. Остался только взгляд. Тяжелый. Пронизывающий. Он преследовал нас. Он не давал нам спокойно жить.

Да! Да. Мы боялись. Дрожь пронизывала нас от кончика носа до кончика хвоста. Мы карабкались вверх, сдирая лапы в кровь. Да. Мы достигли вершины. Но это было только начало пути.

Мы падаем. Может ли разум отринуть тысячи лет покоя и раболепия. Может ли он забыть ремень позора на груди, отделяющий нас от нашего мира. Нашего духа.

Ты существуешь — пока в тебя верят. Было ли счастье народа — подделкой? Что сквозит в их взгляде — насмешка или надежда. А земля всё ближе.

Неразборчивое бормотание обрело ясность.

Лети, лети, лепесток...

Поделиться
Отправить
Популярное