О всяком

О том, о сём…
теги . избранное . всё подряд

SCASCAE POPULI ROMANI

Textus «Scascae Populi Romani» inventus est in manuscriptis antiquis. Scriptus in dialecto incomp-re-hen-dibili, ad nunc aenigma textologicum manet.

REPULA

Posadivit Dedus repulam. Exrastivit repula magna-praemagna. Venit Dedus repulam extanure: tanet-potanet, extanure non potest.
Vocavit Dedus Babulam. Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, extanure non possunt.
Vocavit Babula Vnuculam. Vnucula post Babulam, Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, extanure non possunt.
Vocavit Vnucula Zuculam. Zucula post Vnuculam, Vnucula post Babulam, Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, extanure non possunt.
Vocavit Zucula Cotulam. Cotula post Zuculam, Zucula post Vnuculam, Vnucula post Babulam, Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, extanure non possunt.
Vocavit Cotula Misculam. Miscula post Cotulam, Cotula post Zuculam, Zucula post Vnuculam, Vnucula post Babulam, Babula post Dedulum, Dedulus post repulam, ecce, extanuverunt!

COLOBOX

Erant-vivebant Dedus et Baba. Dicit Dedus ad Babam: «Veni, stara, ut super corobes poscrebeas, super susecos pometeas, num nascrebebis quotquot mucae pro Colobocem».
Cepit Baba perulam, super corobes poscrebuit, super susecos pometuit, in manibus mucam nascrebuit.
Zamesivit mucam in smetanam, sostrapavit Colobocem, ispecit in maslo et super oconcem poclavit ad ostudendum.
Colobox polezavit-polezavit, ecce, pocatitur! Ab oconce ad lavcam, a lavca ad polum, super polum ad dvercam, trans porogum ad senes, a senibus super crilcem, a crilce in dvorum, de dvoro trans vorota et memento quomodo vocabatur.
Catitur Colobox super dorogam, ad vstretendum ei Saix Poprigator: «Colobox, Colobox, siedebo te!». «Noli me edere, Saix, tibi canticum canturus sum:

Ego sum Colobox, Colobox,
Super corobes screptus, super susecos metetus,
In smetana mesus, in maslo pectus, super oconcem studitus,
A Dedo abscessi, a Baba abcessi,
Abs te, Saix, etiam abscedam!».

Et ucativit a Saice, tantum Saix eum vidit. Catitur Colobox super dorogam, ad vstretendum ei Serus Volcus: «Colobox, Colobox, siedebo te!». «Noli me edere, Volce, tibi canticum canturus sum:

Ego sum Colobox, Colobox,
Super corobes screptus, super susecos metetus,
In smetana mesus, in maslo pectus, super oconcem studitus,
A Dedo abscessi, a Baba abcessi,
A Saice abscessi, abs te, Volce, etiam abscedam!».

Et ucativit a Volco, tantum Volcus eum vidit. Catitur Colobox super dorogam, ad vstretendum ei Medves: «Colobox, Colobox, siedebo te!». «Noli me edere, Medves, tibi canticum canturus sum:

Ego sum Colobox, Colobox,
Super corobes screptus, super susecos metetus,
In smetana mesus, in maslo pectus, super oconcem studitus,
A Dedo abscessi, a Baba abcessi,
A Saice abscessi, a Volco abscessi,
Abs te, Medves, etiam abscedam!".

Et ucativit a Medvede, tantum Medves eum vidit. Catitur Colobox super dorogam, ad vstretendum ei Lisix Sestrix: Colobox, Colobox, quo vadis?. Super dorogam catior. Colobox, Colobox, canta mihi canticum!.

Ego sum Colobox, Colobox,
Super corobes screptus, super susecos metetus,
In smetana mesus, in maslo pectus, super oconcem studitus,
A Dedo abscessi, a Baba abcessi,
A Saice abscessi, a Volco abscessi,
A Madvede abscessi, abs te, Lisix, exodus indifficilis est!.

Lisix autem ei dicit: Dobrum est canticum, sed plocha sum slucho. Colobox, Colobox, sedi super nosum meum, canta gromcior!.
Colobox sedit super nosum eis et cantavit bis, Lisix autem dicit ei: Sedi super iasiculum meum, canta plus rasocem!.
Colobox prignuvit ei super iasiculum, ipsa autem, ammm, et siedit Colobocem.

CURULA RABA

Vivebant Dedus et Baba et ad eos Curula Raba. Snosivit ipsa eis iaiulum, non prostum iaiulum, sed zoloteum. Incipiebant autem iaiulum bire. Dedus bivit-bivit, non disbivit. Baba bivit-bivit, non disbivit. Poclaverunt autem iaiulum ad polculam. Eo tempore misula bezavit, chvostulo machnuvit, iaiulum upavit et disbitum est!
Placet Dedus, placet Baba: Ubi nunc est nostrum zoloteum iaiaulum?!.
Dicit ad eos Curula Raba: Nolite placare, Dede et Baba! Snosibo vobis plus unum iaiulum!.
Et snosivit eis novum iaiulum, non zoloteum, sed prostum. Ecce, et scasulae finets, quis autem sluchavit, molodets!

LISIX SESTRIX ET VOLCUS

Vivebant Dedus et Baba. Dicit Dedus ad Babam: Tu, Baba, pece pirogos, ego autem sanes zapragabo ad ribam lovendum.
Nalovivit ribam et veset domum plenum vosum. Et vidit: ecce, Lisix calacico svernutula super dorogam iacet. Slesivit Dedus de voso, adchodit ad Lisicem, ipsa autem non celochnitur, sicut mortua.
Ecce erit Babae praesens!, Dedus dixit, cepit Lisicem, polozivit super vosum, ipse primus idet. Lisix autem, cum tempus ulucit, incepit exbrasare ribam de voso, po ribulam et po ribulam, exbrasavit omnes ribas, et ipsa uliznuvit.
Adiechavit Dedus domum. Dicit Babae: Ecce, stara, qualem vorotnicem advesi tibi!. Venit Baba ad vosum, non est vorotnix, nec riba. Obrugavit Dedum: Ah, es talis-salis, nam pridumavit me obmanure!. Smecnuvit tunc Dedus, quia Lisix non mortua erat, sed nihil facendum.
Lisix autem omnem ribam disbrosatam sobravit, sedit super dorogam et cuschat. Adidit ad eam Serus Volcus: Salve, Sestrix!
Salve, Brater!
Da mihi ribulam!
Nalovis ut cuscheas.
Non umeo!
Eca, etiam ego nalovivi. Tu, Brater, veni ad recam, opuste chvostum in prorubem, sedi et prigovariva: Lovimini, ribae, magnae et parvulae!, Riba ipsa ad chvostum tuum nacepietur. Sed sedi podolior, ut plures ribae naloveantur.
Volcus venit ad recam, opustivit chvostum in prorubem et prigovarivat:

Lovimini, ribae, magnae et parvulae,
Lovimini, ribae, magnae et parvulae!.

Post eum et Lisix venit. Chodit circum Volcum, pripevat:

Iasnior, iasnior in caelo stellae,
Frige, frige, Volci chvoste!.

Volcus interrogavit: Quod govoris, Sestrix?. Illa autem otvetsat: Tibi, Brater, adiuvam!. Ipsa igitur tverdit: Frige, frige, Volci chvoste!.
Dolge-dolge sidivit Volcus ad prorubem, chvostum eis primorozitus est. Probavit pripodniati, non poterat! Ecce, dumat, ribae privalitur, impossibile extanure! Vidit: ecce babae idunt pro vodam, Volcus! Bitus sit!, cricant. Ispugatus est Volcus, prigabat-prigabat, chvosto otorvato exbezavit. Bene, inquit, Sestrix, otplacibo tibi!
Eo tempore Lisix zabratur in isbam, ut quidquid ucradeat, sed upadivit in cadcam com testo et ismasito capute sbesavit. Advstrendum ei Volcus: A-a, nunc popasti in manus meas!. Eh, Volce, Brater, magis bita sum, quam tu, ecce mosgum meum super capitem vistupit, iele pletor!. Vere, Sestrix, quomodo poidebis? Poneseam te!.
Lisix sedit super spinam eius, vesetur a Volco, raspevat canticum:

Bitus inbitam veset,
Bitus inbitam veset!.

VOLCUS ET SEPTEM COSLATORUM

Erat-vivebat Cosa cum Coslatulis. Uchodiebat Cosa in lesum, ut edeat travam schelcovam, ut pivit vodam studonam. Cum exiret, ecce, a Coslatis isbula zaperatur, ipsi niquudam ne exchodunt. Cum voroteritur Cosa, postucet atque zacantabit:

Coslatuli, rebatuli! Otoprimini, otvorimini,
Vestra mater prischlavit, molocum prineslavit,
Molocum fugit ex vimulo, ex vimulo trans copitulum,
De copitulo in siram terram!.

Tunc Coslati dverem otpirant, matrem inpustunt. Ipsa eos nacormibit, napoibit, iterum in lesum ubegabit, Coslati autem zaperentur crepce-nacrepce.
Volcus podslichavit, quomodo Cosa cantat, et, cum adiit ipsa, adbegavit ad isbulam, zacricavit gromca voce:

Vos, detuli, Coslatuli! Otoprimeni, otvorimini,
Vestra mater prislavit, molocum prineslavit,
Pleni sunt vodula copituli!

Coslati autem ei otvetant: Slichimus-slichimus, sed non matris est golosulus! Mater nostra cantat golosulo tonenco, nec tantum cricat.
Volco nihil facendum est. Venit ad cusnisam, velevit sibi gorlum recovare, ut cantaret tonulo golosulo. Cusnes ei gorlum recovavit. Volcus iterum ad isbulam adbegavit, in custe spratus est. Ecce, venit Cosa, stucatur:

Coslatuli, rebatuli! Otoprimini, otvorimini,
Vestra mater prischlavit, molocum prineslavit,
Molocum fugit ex vimulo, ex vimulo trans copitulum,
De copitulo in siram terram!.

Coslati inpusterunt matrem, disscasaverunt ei, de Volso adchodente, volente eos scuschare. Cosa eos nacormivit, napoivit, stroge-nastroge nacasavit: Cum quisquis ad isbulam adchodisset, tolsto goloso cantavisset, dverem ne otvorimini, neminem ne inpuscate!.
Tolce uslavit Cosa, Volcus snove advenit ad isbulam, et cum postucasset, incipiebat pricitare tonenco goloso:

Coslatuli, rebatuli! Otoprimini, otvorimini,
Vestra mater prischlavit, molocum prineslavit,
Molocum fugit ex vimulo, ex vimulo trans copitulum,
De copitulo in siram terram!.

Coslati dverem otvorierunt, Volcus intra brositur et omnes Coslatos pozravit. Tolce solus Coslatulus schoronitus est in petsca. Adchodit Cosa, zvabat-pricitabat, nemo otvetivit. Zaglanuvit in petscem et unum Coslatulum naslavit. Cum uznavisset Cosa de beda sua, natsavit gorevare, gorce placare:

Oh vos, detuli mei, Coslatuli!
Cur otpirabamini, otvorabamini,
Malo Volco dostavabamini?.

Cum uslichasset id Volcus, intrat in isbulam et Cosae dicit: Cur coram me gresis, cuma? Non tuos Coslatos siedivi. Bastat gorevare, venimus ad lesum pogulatum. Pochoderunt in lesum, invenierunt iamam magnam, in iama autem coster goriebat. Dicit Cosa Volco: Stamus, Volce, trans iamam prigare!. Incipiebant prigare. Cosa transprignuvit, Volcus autem prignuvit et invalitus in iamam. Bruchum eis ab ogne lopnuvit, Coslati extra exprignuverunt vivi ad matrem. Et staverunt illi vivere-povivere in statu quo.

FINETS
QUI AUTEM SLUCHAVIT
MOLODETS.

 15   2 мес  

Об информационных технологиях

Как велик и прекрасен мир информационных технологий! Каждые пару недель я читаю новости в духе «Уже существует 1 миллиард веб-страниц!», «У каждой группы детского сада „Алёнушка“ теперь есть свой сайт!», «IP адреса заканчиваются по третьему кругу!». Кругом школьникам раздают айпады, все африканские дети давно сидят на 100-долларовых ноутбуках, в продвинутой Европе в твиттер пишут голуби и мосты. В общем, информатизация захлестывает всё и вся, до самых тайных секретов сегодня буквально гуглом подать! Благодаря википедии можно не выглядеть дураком на форумах, социальные сети удачно замаскировали социопатов под экстравертов, для других задач тоже «есть своё приложение».

В интернете нынче можно и работать, и развлекаться. Интернет позволил пареньку из сибирской деревни работать над прошивкой адронного коллайдера, тысячи литературных талантов раскрылись благодаря ЖЖ, мир увидел своих героев на ютюбе. Не правда ли, прекрасно? Неправда.

Клетка

Где этот миллиард страниц? Где эти дети с сайтами, голуби с айпадами и ноутбуки на мостах? Я всего этого не вижу! У меня есть один (один, блин!) сайт, где я читаю новости. Еще один — для погоды. Третий — для анекдотов. И всего у меня в закладках есть штук 15 сайтов. Каждый из них завоевал своё место потом и кровью, никто тут не лишний и меняется этот список на 1-2 позиции в год. Почему? А всё очень просто:

Хорошие сайты очень редко скатываются в полный трэш — удалять нечего.
Каждый новый сайт — это время. Моё время, которого и так ни на что не хватает. Что-то достойное его появляется очень редко.

И вот толку мне со всех этих миллиардов страниц, если я на них никогда не попаду? При этом я со своим десятком сайтов нахожусь еще и не в самом низу информационно-пищевой цепочки — там сколько-то сотен миллионов людей, для которых интернет полностью равен контакту (фейсбуку, одноклассникам) и они вообще никуда кроме этих сайтов не ходят.
Вы возразите, что это из моего танка видно всего лишь пустыню до ближайшего горба, а вот вы, вы знаете в этом самом интернете ого-го всего! Поздравляю. В нашей общей тюрьме ваша камера на 2 квадратных метра больше, и выходит не на хоздвор с валяющимися в грязи поросятами, а на улицу, где мимо её окна проносятся автомобили с теми самыми поросятами за рулем. Плюс вы в своей тюрьме сидите ежедневно существенно больше меня. И даже потратив 10 жизней, не прочтёте всего, что пишут в интернете за один день. Ну вот и толку?

Проблема выбора

О проблеме выбора где-то был хороший видеоролик, но что-то я его найти не могу. Суть в том, что когда вариантов 3 — мы их хорошо оцениваем, выбираем верный и радуемся. Когда вариантов 300, мы:

  • Ни один из них не оцениваем толком (нет времени) и расстраиваемся
  • Тратим кучу времени и расстраиваемся
  • Выбираем не лучшее и расстраиваемся
  • Даже если выбираем лучшее — оно не оправдывает наших ожиданий к лучшему товару из 300 вариантов и мы снова расстраиваемся

И это при 300 вариантах. А при миллиарде? Всё во столько же раз хуже.

Профессиональное болото

Очень хорошо ограниченность интернета видно при использовании его в профессиональной сфере. Вот я, например, программист. Иногда я ищу в интернете информацию по работе. Разными средствами ищу — через поисковики, через коллег, через твиттер, через вопросы. И всё это однообразие путей приводит в конце концов к одному и тому же замкнутому кругу: MSDN, Stackoverflow, Codeguru, и еще штуки 2-3 сайта. Пять ресурсов на весь огромный Земной Шар! Если вы занимаетесь чем-то другим, у вас тоже, скорее всего, есть один профессиональный форум, один-два тематических блога, может быть профильный магазин ну или там группа в соц.сети — ну и всё! Те же пять ресурсов. Идти больше некуда, аналогов нет! Дайте мне в рунете аналог RSDN ну или Хабра — нету их, нету! И так куда ни посмотришь.

Свет в конце туннеля нарисован на стене

Сейчас принято говорить, что Интернет, дескать, всех уравнял, дал возможность работать над чем-угодно из любой точки мира, не взирая ни на что и получать достойную оплату труда. И правда, на разных концах электронного трубопровода денег «работодатель <=> работник» могут находится как мега-корпорации, так и троешники-школьники.

Но что значит «уравнял»? Это значит, что везде одно и то же. Дизайнер из деревни под Жмеринкой и элитной московской студии используют один и тот же фотошоп, программисты всех мастей пишут на одних и тех же языках, используют одинаковые IDE и компиляторы, которых адекватных на весь мир — десяток. Т. е. куда бы я не поехал, в проектах каких бы масштабов я не работал — мои рабочие инструменты (а по сути и технологии, и задачи) будут одни и те же. Всё такое же переставляние байтиков в памяти всё более сложными и запутанными методами. Куда стремиться, зачем расти? «Интересный проект, свой стартап» — вы скажете. А в чём разница, если вы там будете писать всё те же циклы и функции (рисовать круглые кнопки, верстать под IE6, патчить KDE под DOS) те же 8 часов в день (а то и все 12)?

Выводов не будет

Интернет очень хорошо очертил рамки в которых находится человечество. Если раньше я не знал, что что-то где-то есть, то сейчас я могу точно узнать, что чего-то нигде в мире нет. Я вижу границы развития технологий и понимаю, что на Марсе мне никогда уже не побывать — а вот человек моего возраста в 80-ые годы об этом мог на полном серьёзе мечтать. Я могу увидеть анонс нового фильма — и не пойти на этот трэш, хотя 15 лет назад без анонса пошел бы и еще бы и понравилось. Я не могу блеснуть эрудицией в чате, потому что «да ты в Википедии прочитал», я не знаю как и чему буду учить своего подрастающего ребенка — ведь он наверняка научится гуглить раньше, чем выучит таблицу умножения, а уж гугл побольше меня знает.

А нравится ли вам информация «на кончиках пальцев»? Эта намертво прилипшая к пальцам информация…

 9   4 мес   говорят   размышлизмы

Об аристократии

Я тут стал вот что понимать: аристократия — это никакая не голубая кровь, нет. Это просто люди хорошо ели из поколения в поколение, им собирали дворовые девки ягоды, им стелили постель и мыли их в бане, а потом расчёсывали волосы гребнем. И они отмылись и расчесались до такой степени, что стали аристократией. Теперь мы вывозились в грязи, зато эти — верхом, они откормлены, они умыты — и они... хорошо, пусть не они, но их дети — тоже станут аристократией.

 8   5 мес   размышлизмы

Я навсегда

Есть я, и есть мои мысли. И это как бы разные штуки. Я генерирую мысли, и иногда их много, а иногда мало. Иногда невозможно с ними справиться — они лезут и лезут. То есть, я, вроде, генерирую и управляю ими, я «думаю мысли», но не имею полного контроля.

Но что такое «я» отдельное от мыслей? Личность, душа, называйте как хотите. Комплект опыта и памяти? Если случится амнезия, и я забуду вообще все, даже язык, то… это уже другой человек? Или привязка к телу определяет меня? А если я потерял все конечности, и мне пересадили все, что можно пересадить? Только мозг старый, но там все перетёрто амнезией… Я все еще я?

Если рассуждать на эту тему, и познакомиться с базовыми выводами современных нейронаук, то оказываешься наедине со странным итогом: ощущение «я» — это такая же мысль, как любая другая. Я просыпаюсь утром и считаю «собой» определенные ощущения, опыт, память. Процесс проходит теми же средствами в том же месте, и хранится с той же надежностью.

То есть «я», которое мне кажется некоторым объектом во вселенной, с которым происходят события и который генерирует мысли, в реальности просто еще одно событие — нейрохимический процесс.

Поэт сказал бы, что звезда рождается и умирает, и тоже считает себя собой.

Простые мысли приходят и уходят, забываются и вспоминаются. Ощущение «я» кажется постоянным — поэтому оно так отличается от остального. Это отличный эволюционный инструмент выживания: считать носителя тела отдельным объектом, четко определить его границы и стараться изолировать и защитить его. Я кончаюсь на моей коже. Внутри кожи — я, снаружи кожи — окружающий мир. Но это не очень четкая формулировка на самом деле. Можно выжить и остаться собой и без кожи, в определенных условиях. А в других условиях нельзя выжить и с кожей. Тело не проживет без воздуха и воды, так что окружающую среду тоже можно считать частью «меня». Ведь без нее меня не будет. А еще есть куча микроорганизмов в моем теле, мы живем в симбиозе. Без них я умру. Но они — это не я?..

Такие рассуждения имеют мало смысла, потому что любые попытки изолировать и отделять объекты во вселенной — это просто приближенные допущения, помогающие нам взаимодействовать с миром и классифицировать его. Это конструкции нашего разума, а не объективное описание реальности.

Я и ты — такие же отдельные объекты, как волны в океане. Объективно это просто часть океана, но для удобства и практических целей мы можем считать их волнами, некими особенными сущностями.

Но иногда ощущения «я» теряется. Наркотики или опасные ситуации или оргазмы — бывают мгновения, когда нам ничего не кажется, ничего нет, и иллюзия существования отдельной личности исчезает.

Многие стремятся всю жизнь испытывать подобное. Через религию, вещества, экстрим. Но все рано или поздно получат такой опыт. Просто мы его не вспомним, потому что в какой-то момент уйдем в него навсегда.

 5   6 мес   размышлизмы

Об образованности

Когда я был младше, я считал, что есть виды опыта, которые могут заменить чтение книг, мол, 《золотое сердце》как искупление некоторого невежества, но чем старше я становился, тем больше понимал, что лет после тридцати любая позолота с сердца начинает слезать, любая красота увядает, обвисает каждая мышца, и только натренированный ум сохраняет минимальную ясность, а кроме книг, его не тренирует ничто. Ну, вот этих самых скучных и не очень скучных книг, о которых вам рассказывают в 9-11 классах средней школы.

И вот, если лет до 30 — невежество — это ваш союзник, который помогает легко сносить сложные ситуации, то потом это зверь, который начнет пожирать вас, оставляя тем меньше шансов, чем меньше у вас остается в жизни остального, кроме щита и деликатного меча прочитанных книг.

Вот, как-то так.

© Алексей Шкуропатский

 7   8 мес   говорят

О работе твоей мечты

Один мужик из одного австралийского университета наблюдал в Ботсване, как лев собирался напасть на импалу. Собирался—собирался — и тут импала повернулась и посмотрела льву в глаза. Лев смутился и ушел.
«Ага!», смекнул мужик — и предложил бедным ботсванским скотоводам использовать для защиты коров эффект ай—контакта. То есть, рисовать на коровьих жопах глаза.

Надо сказать, к этому моменту бедные ботсванские скотоводы чего только не испробовали, чтобы восстановленная популяция ботсванских львов перестала жрать их коров. Всё без толку. Работало только ружье. Но ружье нельзя, потом опять восстанавливай. И тут такой элегантный выход: глаза на жопе.

Провели эксперимент. Результаты: в стаде из 39 обычных коров львы убили троих. В стаде из 23 коров с глазами на жопе львы не убили ни одной. Попробуйте ржать и убивать одновременно.

И дело пошло. Волонтеры. Штампы и трафареты. Игра с цветом и формой. Глаз хватает на 3—4 недели, потом надо рисовать новые. Если всё в жизни кажется тебе пустым и бессмысленным, юзернейм, знай: где—то в Ботсване есть работа твоей мечты.

О хатуль мадане и евреях

Речь о тех временах, когда русскоговорящих интервьюеров в израильских военкоматах еще не было, а русские призывники уже были. Из-за того, что они в большинстве своем плохо владели ивритом, девочки-интервьюеры часто посылали их на проверку к так называемым «офицерам душевного здоровья» (по специальности — психологам или социальным работникам), чтобы те на всякий случай проверяли, все ли в порядке у неразговорчивого призывника. Кстати, офицер душевного здоровья — «кцин бриют нефеш» — сокращенно на иврите называется «кабан». Хотя к его профессиональным качествам это, конечно же, отношения не имеет.

Офицер душевного здоровья в военкомате обычно проводит стандартные тесты — «нарисуй человека, нарисуй дерево, нарисуй дом». По этим тестам можно с легкостью исследовать внутренний мир будущего военнослужащего. В них ведь что хорошо — они универсальные и не зависят от знания языка. Уж дом-то все способны нарисовать. И вот к одному офицеру прислали очередного русского мальчика, плохо говорящего на иврите. Офицер душевного здоровья поздоровался с ним, придвинул лист бумаги и попросил нарисовать дерево.

Русский мальчик плохо рисовал, зато был начитанным. Он решил скомпенсировать недостаток художественных способностей количеством деталей. Поэтому изобразил дуб, на дубе — цепь, а на цепи — кота. Понятно, да?

Офицер душевного здоровья придвинул лист к себе. На листе была изображена козявка, не очень ловко повесившаяся на ветке. В качестве веревки козявка использовала цепочку.
— Это что? — ласково спросил кабан.

Русский мальчик напрягся и стал переводить. Кот на иврите — «хатуль». «Ученый» — мад’ан, с русским акцентом — «мадан». Мальчик не знал, что в данном случае слово «ученый» звучало бы иначе — кот не является служащим академии наук, а просто много знает, то есть слово нужно другое. Но другое не получилось. Мальчик почесал в затылке и ответил на вопрос офицера:
— Хатуль мадан.

Офицер был израильтянином. Поэтому приведенное словосочетание значило для него что-то вроде «кот, занимающийся научной деятельностью». Хатуль мадан. Почему козявка, повесившаяся на дереве, занимается научной деятельностью, и в чем заключается эта научная деятельность, офицер понять не мог.
— А что он делает? — напряженно спросил офицер.
(Изображение самоубийства в проективном тесте вообще очень плохой признак).
— А это смотря когда, — обрадовался мальчик возможности блеснуть интеллектом. — Вот если идет вот сюда (от козявки в правую сторону возникла стрелочка), то поет песни. А если сюда (стрелочка последовала налево), то рассказывает сказки.
— Кому? — прослезился кабан.
Мальчик постарался и вспомнил:
— Сам себе.

На сказках, которые рассказывает сама себе повешенная козявка, офицер душевного здоровья почувствовал себя нездоровым. Он назначил с мальчиком еще одно интервью и отпустил его домой. Картинка с дубом осталась на столе. Когда мальчик ушел, кабан позвал к себе секретаршу — ему хотелось свежего взгляда на ситуацию.

Секретарша офицера душевного здоровья была умная адекватная девочка. Но она тоже недавно приехала из России. Босс показал ей картинку. Девочка увидела на картинке дерево с резными листьями и животное типа кошка, идущее по цепи.
— Как ты думаешь, это что? — спросил офицер.
— Хатуль мадан, — ответила секретарша.

Спешно выставив девочку и выпив холодной воды, кабан позвонил на соседний этаж, где работала его молодая коллега. Попросил спуститься проконсультировать сложный случай.
— Вот, — вздохнул усталый профессионал. — Я тебя давно знаю, ты нормальный человек. Объясни мне пожалуйста, что здесь изображено?
Проблема в том, что коллега тоже была из России... Но тут уже кабан решил не отступать.
— Почему? — тихо, но страстно спросил он свою коллегу. — ПОЧЕМУ вот это — хатуль мадан?
— Так это же очевидно! — коллега ткнула пальцем в рисунок.- Видишь эти стрелочки? Они означают, что, когда хатуль идет направо, он поет. А когда налево...

Не могу сказать, сошел ли с ума армейский психолог и какой диагноз поставили мальчику, но…

 260   2018   байки у костра
Ранее Ctrl + ↓